ТРОПОСФЕРНАЯ РАДИОРЕЛЕЙНАЯ СТАНЦИЯ 7/104

Воспоминания о "Горьком"

Страница 1 2 3 4 5 6 7 8

Валентин Смирных

Другая история

Часть 3. Площадка

Ещё в Актюбинске слышал историю про промежуточную станцию на самой первой линии Серов – Салехард. Скорее всего, это правда, но судить не берусь.  За что купил, за то и продаю.

Произошло это за несколько лет до нашего призыва. В то время эксплуатацией линии занимались сотрудники  организаций Министерства связи под названием «Район кабельных и радиорелейных магистралей», сокращённо РКРМ. На станции по штату было человек 8 - 10 (примерный расклад: четыре сменных, энергетик, начальник, повар, тракторист).  И долгими зимними вечерами одновременно всем им пришла в голову мысль «А не уволиться ли?». Благо рядом ни города, ни деревни. И вообще ближайшие люди живут за тридевять земель.

Так что через две недели, согласно закону, уволились. А линия остановилась.

Говорят, что после этого случая обслуживание линий поручили военным. А так как подавляющее большинство каналов использовалось Министерством связи, то снабжение расходными материалами – клистронами, магнетронами, радиолампами, дизелями и запчастями к ним шло через РКРМ. Он же поставлял солярку для дизелей.  

А продовольствие, обмундирование и зарплата – от Министерства обороны.

У Министерства обороны свои понятия о штатном расписании – у части должен быть командир и его верный глаз – замполит. А энергетик и сменные инженеры не могут выполнять свою задачу без зампотеха. Итого восемь офицеров. А офицеры должны командовать личным составом – значит ещё должны быть сержанты и солдаты, чтобы холить и лелеять технику.  И на такую ораву должен быть повар, а то и два (кажется даже три), сапожник, портной, киномеханик и т.д. – итого человек сорок – сорок пять личного состава.

 

Вот и получилась: 

 «Станция 7/104 с позывным «Горький», в/ч 74351, в 15 км южнее впадения реки Майн в реку Анадырь. Расположена на небольшой сопке севернее горы Эльдыныр. На картах – пос. Рассвет. Соседняя станция на юго-западе – «Киев», 253 км; на восток – «Юкон», 246 км. До пос. Отрожный 32 км, до пос. Марково – 91 км. Координаты – 63,97 сш, 172,21 вд.»

Количество людей на станции всё время менялось – кто-то уезжал, кто-то приезжал, появлялись и исчезали командированные РКРМовцы, с «Юкона-1» и даже «Дракона-2», но число душ населения неизменно стремилось к 50.

 

А что вокруг?

Войсковая часть 74351 или другими словами тропосферная радиорелейная станция 7/104 с позывным «Горький», расположена на самой вершине сопки, на высоте 250 – 260 метров над уровнем моря. Море конечно родное, Балтийское. Где-то в Кронштадте есть футшток и на нём нулевая отметка, от которой меряются все высоты в СССР, даже на другом краю земли.

Вершина сопки достаточно ровная, на расстоянии 500 метров перепад высот не более 3-4 метров (ну от силы 6-8). Северный склон очень пологий и через пару километров переходит в подъём к вершине другой сопки. Та сопка заметно меньше и чуть ниже. За ней прячутся другие небольшие сопки и так до самого места слияния Анадыря и его притока – реки Майн.  Здесь располагается перевалочная база – стоят ёмкости для солярки, которую завозят по реке. Анадырь до посёлка Марково судоходен, дальше не знаю.

Чуть в стороне от цистерн стоит вагончик, в котором живут двое-трое солдат, охраняющих базу от случайных прохожих. Летом у них основная задача – солить рыбу, обеспечивать часть на зиму.

Расстояние от площадки до перевалбазы порядка 20 км, а направление – почти точно на север, очень удобно ориентироваться в пути, особенно зимой, когда на снегу не видно наезженной тракторами  колеи. Но даже сбившись с пути рано или поздно упрёшься в реку. Если не ней видны острова – значит это Анадырь и дальше надо ехать налево по берегу. А если островов нет – перед тобой Майн и, соответсвенно, по берегу вправо.

Далее к востоку от площадки высота сопок постепенно спадает, и они как бы отодвигаются в тундру. Это благодаря долине притока Анадыря – реки Канычан, в которую впадают мелкие ручьи и речушки. Дорога на Отрожный уходит на северо-восток, по краю сопок. Но некоторые из них встают на пути – радиорелейная трасса на Отрожный закрытая, прямой видимости между антеннами нет.

Примерно в ту же сторону смотрит ещё пара антенн Р-405. Они работают на два посёлка на берегу Анадыря – Снежное и Усть-Белую, до которых под сотню километров.

Прямо на восток смотрят антенны юконовского направления – там, километрах в 80-90, виднеются возвышенности повыше нашей сопки и со значительно более крутыми склонами, скорее невысокие, метров 500-600, горы. Судя по карте, перед ними должен протекать Анадырь. Всё пространство до этих гор заполняют очень небольшие пологие холмы – между ними текут ручейки, большие и маленькие. Полноводные в основном когда тает снег.

Дальше к югу (на юго-восток-восток от площадки) далёкие возвышенности загораживает крутой склон сопки, начало которого километрах в 30 - 35 от площадки. Эта сопка плавно переходит  в невысокие горы, видны остроконечные вершины. Самая высокая из них, немного больше 600 метров, расположена почти точно на юг от площадки. Пока служил, названия горы не слышал (на сайте её назвали Эльдыныр).  Между площадкой и вершиной горы – 12-15 км, это если по прямой. А между ними обширная ложбина шириной около 10 км.  У самого подножия склона нашей сопки протекает ручей.  Если идти к этому же ручью на юго-восток, по тракторной колее, то будет километра три или чуть больше. А точно на юг - до него меньше километра, но здесь трактору не проехать, очень круто.

Метрах в 100 – 150 к югу от техздания, на склоне сопки начинается ложбина. Как она образовалась – не очень понятно, нет никакого ручейка, даже когда тает снег. Как будто гигантский экскаватор вынул треугольный ковш земли и на относительно пологом склоне сопки выгрыз ложбину. Правда размеры впечатляют – глубина метров 30 – 35 и постепенно  расширяется от 200 метров около площадки до 500-600 метров у ручья.   Склон нашей сопки в эту ложбину очень крутой – градусов 60, если не больше. Почти все склоны и дно ложбины покрыто нетипичной для тундры растительностью – высотой два-три метра лиственные деревья-кусты и вечнозелёный хвойный стланик, по местному кедрач.

А за ручьём на несколько километров тянется небольшой подъём, резко переходящий в склон горы Эльдыныр. Склон крутой – местами градусов 40-45.

Дальше на запад ближние горы, постепенно отодвигаясь от ручья, внезапно кончаются и далеко за ними видны другие горы. Откуда-то с них течёт Майн. Его русло образует широкую, в несколько десятков километров,  долину. Вдоль неё направлены киевские антенны. Чуть правее их взора горы небольшим мыском немного подступают к площадке и тут же прячутся назад - за ними широкая долина Анадыря. У  подножия этих гор, на реке Анадырь, от нас на юго-запад, находится посёлок Марково.  До него 120 километров. На таком расстоянии из рукотворного конечно ничего не увидеть.  Но новогодний салют из ракетниц видели.

Марково, Отрожный и площадка почти на одной прямой, антенны Р-405 стоят почти параллельно друг другу, но смотрят в разные стороны. Антенны на Усть-Белую и Снежное смотрят немного влево от этой линии, градусов на 10-15.

В этих краях люди обосновались ещё в двух посёлках: Светлое (километрах в 6-7 от Отрожного в нашу сторону), где живут (кажется только летом) геологоразведчики и старатели, моющие золотой песок почти вручную, и Вакарево – стойбище чукчей, коренного населения этих мест. Вакарево стоит на берегу Майна, где-то посредине между нами и Марково и чуть вправо.

 

Самый чудесный вид с площадки открывается на запад, на междуречье Майна и Анадыря. Я думаю, что тот, кто его видел хоть раз, никогда не забудет.

Западный склон нашей сопки чуть круче северного и незаметно для глаза переходит в плоскую, как стол, долину, по которой текут Майн и Анадырь. Как уже упоминал, там, где Марково, мыском выдвигаются небольшие горы и тут же прячутся назад – там идёт долина Анадыря (тот, что река). А за Анадырем снова возникают горы, которые окаймляют долины двух рек широкой дугой, которые видны с площадки в направлении с юго-запада до северо-востока.

От площадки до Майна, там, где он ближе всего, каких-то 12-15 км. А дальше за ним большую полуокружность выписывает Анадырь, уходя  до 50 - 60 км от Майна, хотя около Марково между ними километров 20, а ближе к северу, где их ещё не заслоняют сопки, и вовсе около 10 км. Вся долина плотно усеяна речушками, протоками и озёрами.

Расстояния на глаз определить очень сложно, нет никаких ориентиров. То есть для передвижения ориентиры есть – горы, сопки. Но для определения расстояний нужны ориентиры понятных размеров: телеграфный столб, одинокая берёза, на худой конец пятиэтажный дом. А где их взять в тундре? Впрочем, и такие ориентиры не помогут – слишком далеко. Так что все расстояния, как говорится, по наитию.

 

До гор, окаймляющих долину, самое дальнее расстояние почти прямо на запад, там, где Майн и Анадырь расходятся больше всего. В этом месте до гор больше 150 километров. К северо-северо-западу они чуть ближе подступают  к площадке и прячутся  за гребнем соседней сопки, вершина которой находится к северу от нас. Но и там, где горы ещё видны, расстояние не намного меньше - 80-100 км. Вся цепь горных вершин достаточно основательная – около 1000 метров, а в северо-западном направлении отдельные вершины доходят до 1300 – 1400 метров (по электронной карте получается, что от «Горького» до них  180 - 200 км). Зимой, конечно, вся долина засыпана снегом. А летом, особенно в лучах солнца, светящего через кучевые облака, кажется, что по всей долине разбросаны тысячи зеркал.

Вся эта красота отлично смотрится круглый год, если, конечно, позволяет погода.

 

Здания и сооружения площадки

Летом, когда растаял снег, обнаружилось, что на вершине сопки, там, где расположена станция, весь растительный слой содран и сброшен под южный склон. Видимо в целях противопожарных – летом в тундре бывают пожары. И ещё один положительный эффект – мошки меньше. В тундре спасу нет, а наверху терпимо, особенно если ветерок. Вся территория между зданиями и сооружениями устлана галькой – размером с кулак и меньше. Летом ходить по ней не очень удобно. Для облегчения жизни и для того, что бы меньше чистить обувь в распутицу, все дорожки выложены днищами от металлических бочек.

На станции три капитальных здания на «курьих ножках». Одно из зданий – офицерское общежитие, два других заняты техникой – дизельная электростанция и техническое здание с аппаратурой радиорелейной станции.

Если двигаться через площадку  с востока на запад, то первым по пути будет холодный гараж. Холодный потому, что летом в нём холодно, зато зимой в нём значительно теплее, чем на улице и ветра нет. Гараж сделан из пустых металлических бочек – они поставлены друг на друга и сварены между собой. Изнутри к ним приварены листы железа из боковин бочек. А их днища пошли на дорожки между зданиями. С северной стороны толстые распашные ворота, в них видимо находится какой то утеплитель. Чем перекрыто – уже не помню, но размер приличный, можно загнать пару тракторов. Всё это сооружение обваловано землёй. Рядом с ним на полозьях стоит сарайчик с печкой, чтобы трактористы могли обогреться не убегая далеко от своих «любимых» тракторов.

На запад от гаража, метрах в тридцати, стоит весёлого желтого цвета дизельная.

С северной стороны дизельной установлены восемь больших цистерн. В них хранится солярка. А ещё северней, невдалеке от них, сложена уйма двухсотлитровых бочек с соляркой, маслом, бензином и ещё незнамо с чем.  Ананьев говорит, что это осталось от строителей.

Дизельная, как и общежитие, своей длинной стороной расположена почти точно с юга на север.

Дальше на запад, между дизельной и общежитием, расположены тёплые склады – штук семь-восемь полевых вагончиков. Такие мелькают в фильмах про целину. В них хранится продовольствие, кой-какое имущество старшины, запасные части к дизель-генераторам и радиотехническому оборудованию.  Для их отопления от теплотрассы сделан отвод и в каждом вагончике есть батареи отопления. Зимой в них достаточно тепло.

В одном из вагончиков оборудована резервная котельная – из него торчит труба.

По другую сторону от общежития, метрах в десяти-пятнадцати, находится казарма для бойцов. Она, как и тёплый склад, сооружена из полевых вагончиков, которые составлены в виде буквы П: две группы, штук по пять-шесть в каждой,  межу ними поперёк, рядком, стоят штуки три. Пространство между вагончиками перекрыто крышей и образует помещение, которое, в зависимости от потребности, выполняет функции ленинской комнаты, плаца, кинозала, спортзала и т.п.  При входе оборудован хорошо утеплённый тамбур.

Слева и справа в универсальный зал выходят небольшие коридорчики, через которые можно попасть в вагончики. В каждом вагончике спальные места на четверых, в два этажа. И пара тумбочек для личных вещей. А ещё где-то в недрах каждого вагончика спрятаны батареи отопления – всё от той же теплотрассы.

С левой стороны живут в основном радисты и дизелисты – они работают посменно и им надо отдыхать днём. Остальные, трактористы и повара, – с правой стороны. Здесь же в одном из вагончиков стоит швейная машинка и сапожная лапа. В соседнем вагончике оборудована оружейная комната. Её дверь закрыта на большой замок, рядом с которым  на верёвочке висит фанерка с пластилиновой печатью. Ключи от замка и печать хранятся в сейфе. А сейф – в кабинете командира части в общежитии. Ключи от сейфа и кабинета Тимошенко никому не доверяет.

В вагончике, образующем стену зала в противоположной от входа стороне, прорезаны два отверстия. В одном виднеется объектив 16 мм проектора «Украина», другое, побольше, для киномеханика. А всю стену справа от входа в казарму занимает большой белый экран.

За кинобудкой расположены умывальники для личного состава, каптёрка и пара жилых вагончиков. А солдатский туалет на улице – отдельная постройка, расположенная с западной стороны и немного к северу от казармы. За ним начинается тундра.

Между туалетом и казармой находится баня и по совместительству прачечная – отдельный вагончик в который упирается теплотрасса.

За баней, к северу от неё, располагается подсобное хозяйство – свинарник с парой-тройкой свиней.

Перед входом в казарму, метрах в 10-15 к юго-западу, располагается пищеблок из двух вагончиков, составленных буквой Г.   В одном располагается обеденный зал человек на 15, а в другом кухня. Угол  между вагончиками огорожен досками и имеет крышу – дополнительное место для всякой поварской утвари. Помимо ежедневных завтраков, обедов и ужинов повара раз в неделю (или два ?) пекут хлеб – серые кирпичики.

Ещё на 15-20 метров южнее столовой и параллельно ей расположен медпункт. Тоже вагончик, только в отличие от столовой вход в него сбоку, а не с торца. Слева от входа кабинет фельдшера с запасом лекарств, справа комнатка с кроватью – изолятор.

Отопление в столовой и медпункте электрическое – по стенкам висят трамвайные печки.

Техздание располагается в стороне, к югу от общежития, метрах в ста – ста пятидесяти и немного развернуто, примерно на линии с северо-северо-запада на юго-юго-восток. Слева и справа от техздания стоят по две антенны 20 на 20 метров на 10 метровых подставках, а с южного торца – четыре антенны Р-405.

На юго-запад от жилого городка, в 250 - 300 метрах, расположены холодные склады – насколько помню, квашеную капусту и солёную рыбу повара носили оттуда. Здесь же Ананьев хранит свои крупногабаритные железяки.

Площадка размером примерно 150 на 400 метров к западу от холодного склада расчищена, выровнена, по четырём углам поставлены флаги и даже есть два щита с большими чёрно-белыми квадратами. Так обозначена взлётно-посадочная полоса для самолётов. Летом так и происходит – самолёты садятся только сюда, а зимой, когда щиты лежат под снегом, а флаги убраны – жмутся поближе к строениям.

Вертолёты и летом и зимой ведут себя более нагло, делают что хотят. Один сел чуть ли не на волейбольную площадку, прямо перед входом в казарму.  

 

То, что могло в принципе двигаться, состояло из двух тракторов Т-100, вездехода ГАЗ-47, в просторечии ГТСка, производства Горьковского автозавода и ещё одного трактора с установленной на нём стрелой подъёмного крана. На момент моего появления двигался только один трактор. На нём ездили за водой на ближайший ручей.

После моего появления на площадке вскоре починили второй трактор, а затем и вездеход.

Правда, был ещё один вездеход, ГТТ, сломавшийся в предыдущую зиму. Но при мне он так ни разу и не ездил – командиры не могли найти нужные запчасти. А может и не хотели.

Стоял ГТТ к северо-востоку от дизельной, вместе с несколькими полуразобранными тракторами и парой убитых АТТ (артиллерийский тягач тяжёлый), оставшимися от строителей.

 

Вот и всё, что было на площадке из движимого и недвижимого имущества в ночь на новый 1971 год.

А вокруг, куда ни глянь, чукотская тундра.

 

Назад

Следующая страница

 

Главная страница