ТРОПОСФЕРНАЯ РАДИОРЕЛЕЙНАЯ СТАНЦИЯ 2/104

Воспоминания о "Туле"

Страница 1

Геннадий Михайлов

"Тула" с 1982 по 1985 год

Станция встретила нового зампотеха с раскинутыми руками. Видимо ажиотаж вокруг моего прибытия развернул старый зампотех. Уж очень он спешил… Приемка дел и хозяйства прошло на удивление быстро. Во первых – он подготовился, а во вторых - я в первый раз в своей жизни принимаю хозяйство. Получил три конверта – и вперед. Далее построения, представления, знакомство с личным составом и станцией.

Как и все станции системы ТРРЛ "Север", хозяйство расположено на горе. Высота примерно 430 метров. Горочка совсем маленькая в сравнении с "Миланом". Под горой - тундра с непролазным болотом и качающейся почвой. Техника там проваливалась регулярно. С приходом нового командира А Ильяшевкого, ситуация изменилась – он предложил из бочек соорудить мосты – а мы с автотехником Машканцевым разработали конструкцию. Стало возможным ездить в Тахтоямск на ЗИЛ-131.

Было очень тепло, и видимо это позволяло произрастать различной ягоде и одновременно мошке и комарам. Ближе к горам море грибов, огромных и не гнилых. Бруснику вдоль сопки собирали ведер по семь на семью. Зимой вода из снега – вот и пили морс из брусники.

Выше в горы деревья становились настоящими, не карликовыми. Видимо из этого леса построили до меня общежитие для офицеров. Гора наша в сторону "Дракона" была очень крутой, и мы там особенно не обитали. А вот в сторону "Баку" было интересней, но если на этот лес смотреть с антенной площадки, то четко следуя диаграмме направленности антенн лес был всегда желтым. А грибы там росли по 20 - 30 сантиметров. Видимо облучение так действует на рост.

Под «сопкой» в сторону Тахтоямска был маленький ручей, и как только он оттаивал, мы старались завозить воду в часть оттуда. Для этого специально к ГАЗ-66 приделали маленький насос с электроприводом. Качал он медленно, но все же не руками и ведрами наливать!

С противоположной стороны в ущелье была какая то река - именно река. В бинокль хорошо было видно на реке большой старый дом. По ночам иногда мерцал свет. Нас всегда интересовало, что там, но экспедицию мы так и не собрали. Так и осталось неизведанным.

Я не знаю почему, но через нашу сопку лежала медвежья тропа. На снимках есть скала где написано «Прощай Колыма» - так они мимо нее и ходили. Весной в одну сторону – осенью в другую. Видимо им так нравилось. Однажды мы сидели с командиром у него в кабинете. Забегает дежурный по части – и докладывает, что медведь хочет «бездвоздмездно» забрать нашу свинью. Дежурному дали добро на отстрел. А сами решили взять ружье. Пока мы собирались – медведь свинью все таки спер. И как дежурный из ТТ его не пугал – он на него не реагировал. (потом мы пули нашли – в медведя они вошли на 1- 2 сантиметра ). А мы дежурного называли "мазун".

Медведь бросил свинью рядом в лесочке, но как мы поняли по его поведению - придет позже. Свинью мы забрали – передали в АХО. А командир на ночь решил в свинарнике устроить засаду – и не зря. Медведь пришел еще засветло. Свиньи возвращались в свинарник ничего не подозревая – а может они и не боялись медведя совсем. Медведь стоял у входа и свиньи не могли пройти. Они орали (именно орали) на медведя, а другие пытались проскользнуть мимо него. Некоторым удавалось. Когда медведь встал на задние лапы – раздалось три выстрела. Медведь рухнул, а свиньи благодарно проследовали мимо командира в свинарник.

Медведь оказался на редкость огромным: шкура после выделки занимала всю стену в комнате командира. Вообще это был единственный случай, когда медведь позарился на наше добро. А так мы жили мирно. Мы их не трогаем – и они нас не тревожат, хотя мы их постоянно видим рядом.

В тот период на станциях проводились постоянно работы по модернизации оборудования. Переход на полупроводники, увеличение числа групп и тч каналов, внедрение синхронного перехода дизелей. Кроме этого была широко развернута рационализаторская работа. Рацухи внедряли не только на оборудовании связи, но в части в целом. Боевая готовность.

В соседнем Тахтоямску поселке списали из-за неисправности телефонную станцию АТСКТ-50 (координатка). Сильное окисление – из-за морского воздуха. С РУС были отличные отношения – и я попросил ее перебросить в Тахтоямск на вертолете, а оттуда мы его забрали в часть. По дороге облили соляркой, но не беда. Восстановлением станции занимался я лично. Снял все что можно. Покрасил все что нужно. Почистил, отремонтировал станцию. На запуск ушло недели две.

Как только станция заработала, ее установили в конце приемного комплекса в сторону мастерской. Чуть сдвинули стойку с запасными панелями. Встала как родная – и не заметно. Подвели кабель рост, расшили пары на ПСП рядом с К-60. И запустили порядка 30 номеров. Позже я сделал переход на Тахтоямскую АТС через "9". Ольский РУС обещал предоставить нам выход на Магадан, но реализовать это я не успел.

Интересно сколько и как она еще проработала. Кто знает напишите – очень интересно.

После реконструкции основной котельной (установили котлы мощностью, которой можно целый поселок отапливать), командир решил построить рядом со столовой теплицу. Соорудили ее достаточно быстро, застеклили, подали тепло. Привезли семена и вот уже свежие огурцы. Распределением занимался начальник склада. На столе у бойцов появились свежие огурцы. Это было здорово!

В подсобном хозяйстве, кроме свиней была еще корова – худая, как после концлагеря (на мхе и лишайнике не очень то разжиреешь) и бычок черный маленький, в половину меньше коровы. Случилось невероятное – корова и бычек взаимно захотели друг друга. Но бычек маленький, выполнить свой природный долг не может. Корова орет – бычек не отстает.

Собрали консилиум. Надо как то разрешить проблему. Я в шутку предложил изготовить постамент. Командир понял, что это выход и поручил замполиту (тогда еще не Данилевский был) – ты из деревни - тебе и карты в руки. Долго замеряли высоту коровы и бычка поскольку они не понимали и не хотели это делать. Но постамент на следующий день был готов. И мы всей часть вышли посмотреть на этот процесс.

Корова и бычек похоже поняли сразу зачем такая конструкция. Долго объяснять не пришлось. Корова вошла в постамент высотой примерно 80 сантимов. За ней закрыли помост. Бычек с огромной радостью и благодарностью замполиту забрался на помост – и все получилось. Такое удовольствие – видеть надо глаза коровы, она этого не пробовала лет 300. Все работало – народ с радостью наблюдал за происходящим, делились впечатлениями.

Наши бойцы сопромат не проходили, и естественно не поставили укосины. Конструкция расшатывалась – приближался конец – Бычек еще раз напрягся – и конструкция рухнула. Корова и бычек носились по кругу и орали задрав хвосты, а мы ржали так будто никогда до этого не смеялись. Все запомнили это навсегда.

Так что пришлось корову вести в Тахтоямск к местному быку производителю. Это тоже отдельная история и не менее смешная.

Командир был очень деятельный. И предложил построить гараж. Материала нет и не предвиделось. В тундре очень много пустых бочек. Стены решили делать из цельных бочек. Ворота и крышу из выпрямленных листов от бочек. Это была грандиозная стройка. Нужен бульдозер – нашли в лесу навеску – приладили на наш Т-100. Нужен сварочный аппарат – нашли старый списанный нерабочий САК. Перебрали, отремонтировали – Ура! работает… Строили долго – но в результате мы получили теплый гараж. Место выбирали где меньше излучений – нашли в районе "Бакинских" антенн.

Потом по примеру "Милана" приступили к строительству трубопровода с нижнего склада ГСМ на основной склад. Но мы только проложили, закачек при мне еще не делали.

Я сейчас удивляюсь – сколько было в нас энергии. Помню был проект под сопкой около ручья разделать участок земли – вроде дачи. Сажать картошку и овощи. Интересно – реализовали или нет?

Схема расположения объектов на площадке ТРРС 2/104

Назад Следующая страница
Главная страница